Заброшенные тайны СССР: герметичный бункер, откуда полгода не выходили люди

Здание красноярского института биофизики сибирского отделения Российской академии наук стоит в Академгородке – на окраине города. От основной части мегаполиса его отделяет сосновый лес.

Здесь, в так и не достроенном помещении, нередко собирается молодежь. Играют в сталкеров и рисуют на стенах краской из баллончиков.

И мало кто догадывается что прячут эти стены. В 70-е годы люди заходили в эти двери, и обратно выходили только через пять месяцев. Имя им – бионавты.

В 60-х годах ХХ века перед учеными поставили задачу: создать систему для длительного пребывания человека в космосе в условиях, очень близких к земным. В подготовке к космическим полетам есть два пути: либо пищу и кислород брать с собой в качестве запасов, либо  – создавать модель земной биосферы, основанной на круговороте веществ. Учитывая, что вывод одного килограмма груза на орбиту стоит порядка 10 тысяч долларов, а человеку в день необходимо 39 килограммов веществ, 23 из которых - воздух,  то идея везти все с собой отпадает как очень дорогостоящая и нерентабельная.

В институте биофизики закипела работа. Деньги выделили по тем временам огромные – 160 тысяч рублей. Построили бункер за полтора года.

Александр Тихомиров, заведующий лабораторией Института биофизики, показывает модель бункера
Фото: Станислав КАРПОВИЧ

Заведующий лабораторией института биофизики Александр Тихомиров ведет нас к сооружению БИОС-3. Это автономная биолого-техническая система жизнеобеспечения человека. Говоря простым языком, в этом герметично закрытом пространстве может жить человек без снабжения водой, воздухом и едой. Абсолютно точно – пять месяцев. Именно столько длились опыты. В принципе, можно, наверное, и дольше.

Сначала – экскурсия на макете – чтобы все было понятно. В БИОСе четыре отсека. Один – жилой, три комнаты для выращивания растений.

Растения годились для такой цели не каждые. Томаты, к примеру, в закрытом пространстве для людей были бы губительны – они выделяют вещества, которые в природе просто бы уносились воздухом. А здесь им никуда не деться. Пришлось отказаться. Не годятся и те растения, которым нужна смена дня и ночи. В БИОСе есть только день, там светло всегда.

Пшеницу вывели для БИОСа особенную. 50% всего веса растения – колос, тогда как на полях обычно выращивают такую, что дает до 70% соломы. В замкнутой системе чем меньше отходов – тем лучше. Остатки сжигали в специальной печи при очень высокой температуре, чтобы не образовывалось дыма. Если какой-то дым все же получался – его с удовольствием перерабатывала водоросль хлорелла. Бионавты вспоминают: однажды готовили завтрак,  яичница подгорела, задымила. Вот радости хлорелле было!

Систему удалось замкнуть на 100% по воде, воздуху и растительной пище. Мясо и продукты животного происхождения  приходилось поставлять снаружи. Вегетарианцы, наверное, чувствовали бы себя здесь прекрасно, но космонавту животный белок необходим, нагрузки у него космические.

Николай Бугреев, ведущий инженер института биофизики СО РАН участвовал в эксперименте все три раза
Фото: Станислав КАРПОВИЧ

В Биосе на длительное время людей закрывали трижды: в 1973 году – на четыре месяца, в 76-77 годах – на пять месяцев и 83-84 – на четыре месяца.

Николай Бугреев, ведущий инженер института биофизики СО РАН участвовал в эксперименте все три раза, дважды отмечал Новый год в замкнутом пространстве. Празднование было без капли алкоголя, на столе кроме обычной зелени и картошки – гостинцы с «большой земли» – чернослив и курага.

- Я жил в этой каюте. Маленькая совсем, но нам хватало, тут метров пять всего, - вспоминает Николай Бугреев, показывая нам БИОС-3. -  Вмещался сюда столик, кровать, навесная полочка для одежды. И все, больше ничего и не надо. В круглое окошко иллюминатора можно было смотреть «на волю», днем там постоянно ходили коллеги, научные сотрудники, руками махали приветственно. Разговаривать мы не разговаривали – сквозь стены ничего не слышно. Если нужно было пообщаться, пользовались специальным телефоном. Родственники приходили на выходных повидаться.

Весь день проходил у бионавтов в работе, некогда было даже погрустить о семье, о доме. Так что никаких конфликтов не было.

Спать ложились, обмотанные проводами – снаружи, на крыше конструкции сидел врач, снимал данные с приборов. И так каждую ночь. Примечательно, что результате эксперимента не было обнаружено никаких, даже небольших отклонений в здоровье научных сотрудников. Наоборот: здоровая пища, четкий распорядок дня, любимая работа – что еще для счастья и здоровья надо?

Научные сотрудники не исключали, что кто-то из бионавтов может не выдержать и покинуть эксперимент. На такой случай продумали путь отступления. Любой бионавт, не советуясь с коллегами, мог зайти в специальную комнатку. Закрыть за собой герметичную дверь, открыть другую, наружную и выйти. Мол, сдаюсь, эксперимент завершен.

Но никто из троих бионавтов и не думал сдаваться. Несмотря на замкнутое пространство и не слишком большое разнообразие в быту, здесь, как ни парадоксально это звучит, было лучше, чем там, наверху. Шли семидесятые годы, страшный дефицит. А в БИОСе – свежие овощи и зелень с грядок каждый день. Огурцы, морковь, свекла, капуста кольраби, редиска и салат –  все это росло в специальных контейнерах, без единого грамма почвы. Раз в три дня собирали урожай пшеницы – три килограмма за раз! Если пересчитать– 180 центнеров с гектара! В три раза больше, чем на полях Кубани.  Пшеницу сами молотили ручной мельницей, сами делали хлеб. Получались очень вкусные лепешки, их даже на исследования отправляли - очень полезный хлеб выходил!

Бионавты получали за исследования и неплохие зарплаты. Николай Бугреев, например, после полугодичного исследования автомобиль купил – «Жигули» пятой модели. В те годы – страшный дефицит.

Ученые выращивали в БИОСе овощи

В конце восьмидесятых исследования пришлось прервать. Причина банальна – нет денег. 

Но будущее не так мрачно. «Роскосмос» сейчас разрабатывает проект создания пилотируемого космического корабля с ядерным двигателем, и срок его готовности обозначен 2021 годом. Время, когда потребуются такие системы, как BIOS, очень близко. Красноярские ученые ждут. И продолжают верить.

Русский
Источник: 
http://www.krsk.kp.ru/print/25840/2812527